acheleranda (acheleranda) wrote,
acheleranda
acheleranda

Categories:

Пятачок на курсах

Пятачок, хотя и вырос давно, был довольно любознательный! Он неоднократно был замечен за чтением книг: моментами довольно хрюкал; иногда лапкой утирал слезы, когда кто-то из героев погибал или попадал в беду (в книгах, как и в жизни, всякое бывает), но чаще всего он философски вздыхал о своем несбыточном, при этом издавая мягкий возглас и рефлекторно подаваясь вперед: «А? Аааа...» Взрослый поросенок (не менее, чем в детстве) обожал учиться: ему нравилось постигать новые науки, продолжать развивать свой многолетний опыт, в общем, барахтаться в луже познаний (постигать свой дзен). Единственное, чего никогда не мог простить себе Пятачок, так это напрасно потраченного времени. Он чувствовал, как по его лапкам утекают драгоценные капельки времени: кап-кап – прошел час, кап-кап – прошло два, а он продолжал напряженно сидеть в кресле и спрашивать себя, что это он тут делает? Пятачок чувствовал уважение ко всем зверям леса, но он никогда не понимал, зачем взрослые особи порой ведут себя глупее, чем дети (к чему эти непонятные визги, ужимки и прыжки). И всякий раз ему было обидно испытывать стыд, когда его обучали таблице умножения, которую он выучил еще в 6 лет и с тех пор никогда не забывал. Серьезный Пятачок тихонько вздохнул про себя: «Ах, и почему поросята не летают так, как птицы?» И вот в огромном помещении вместе с ним начинали плакать стены, прося избавления; Пятачок силился разглядеть хоть что-то ценное в том, что утекает время (ЕГО время и время его маленького мира). В своем маленьком мире человекопитомец умел МНОГОЕ: он давно уже мог бы смотреть в окно на любимую лермонтовскую сосну и пить с Винни-Пухом чай-сено из разных трав, рисовать вилкой-мастихином все, что он видит, щелкать созревшими створками трав и многое другое. Пятачок до того размечтался, что не заметил, как он безмятежно заснул там, где спать ни в коем случае нельзя. А стены все еще дышали напряжением, другие звери продолжали учиться, только Пятачок лениво потянулся, размял свои сомкнутые лапки, радостно улыбнулся. Как же хорошо, когда можно унестись отсюда далеко-далеко, при этом никуда не убегая.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments